Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:40 

Пробники

Оз Всемогущий
Не знаю зачем, но решил выкладывать некоторые из своих пробных постов на текстовые ролевые. Будет дополняться.

Блич.Ичимару Гин.
Тема: Ичимару Гин – это прежде всего улыбка, имеющая много оттенков, но всегда – не настоящая. Как вышло так, что ваш персонаж сжился с этой маской?

Хоровод из улыбок. Безумный маскарад. Изменчивые маски среди лживых зеркал. Когда же это началось? Когда истина потеряла свою ценность? Да, наверное, именно тогда. В детстве. Первый камень в кристально-чистое озеро. Круги на воде. Улыбка стала щитом. Тебя просят о помощи? Улыбнись. Желают быть рядом? Улыбнись. Ненавидят? Улыбнись. Улыбка универсальна, проста, незатейлива. Идеальный ответ. Абсолютный щит. Не стоит другим знать, что тебе абсолютно наплевать на их чувства. Это ранит людей. Отталкивает, а ты не любишь быть один. Просто улыбнись. Оппонент найдет ответ. Сам. Без твоей помощи. Раскроется, хочет он того, или нет. Просто потому, что так должно быть. Улыбка еще и абсолютное оружие.
Люди смешны, глупы и наивны. Обманывают друг друга. Лгут сами себе. Бессмыслица. Не можешь понять? Улыбнись и отойди в сторону. С таким человеком не о чем разговаривать. Кто-то не по нраву? Убей. Все просто, не так ли? Жаль, никто этого не понимает. Или понимают, но вещают о «сложности человеческих взаимоотношений». Не правда. Они всего лишь не умеют дергать за нужные ниточки. Что рядовые шинигами, что могущественные капитаны – просто неразумные детишки. С ними интересно играть. Один «случайный» разговор, и вот уже белобрысый тайчо начинает искать разгадки совсем не там где надо. Его подружка и того горше, теряет разум при виде «трупа» своего обожаемого капитана.
Манипулировать легко.
Вот только никто никогда не говорил тебе, что наблюдая, оценивая, управляя другими людьми столь же легко потерять самого себя. В лабиринте из чужих масок заблудиться просто. Выйти – намного сложнее. Змея утопающая в океане трав. Остается только пожать плечами и, ориентируясь по звездам, да веря в собственное чутье, идти вперед. Не оглядываясь и не останавливаясь, иначе окончательно потеряешься. Кукловод, запутавшийся в своих же нитях. Выход прост - обрезать все, что тебя связывает и мешает продвигаться к цели.
Только этот путь ведет в никуда.
Осознание приходит поздно. Когда лежишь на холодных камнях с пробитым легким. Тяжело дышать. Жизнь, вместе с кровью, покидают твое тело. По лицу текут слезы. Чужие. Соленые. Горькие. Только ты продолжаешь смотреть вперед. Не на рыдающую женщину, а на юношу, который не согнется под тяжестью миссии, что ты не смог выполнить. Глупо, конечно. Нет сил даже улыбнуться. В последний раз. Смешной конец. Финита ля комедия. Настоящая драма, какие любят крутить по телевизору. Смейтесь, братцы, смейтесь. Смех продлевает жизнь. Улыбки дарят свет. Но почему же так хочется плакать? Забавно. Змея прыгнула и промахнулась. Судьба, как более умелый охотник, отрубила голову хладнокровной твари. Только глаза сухи. Веки тяжелы. Хочется спать. В грезах, наконец, ты сможешь согреться.
Или же очередной обман? Отражение в кривом зеркале?
И ты рад, что успел извиниться и попрощаться. Наверное, последнее искреннее деяние в жизни. Сделал все возможное. Верно ли поступил? Бог рассудит. Не тот, фальшивый Ками, возомнивший себя сверхсуществом, и не запершийся в своей цитадели, за спинами Королевской Стражи, а Истинный. Всепонимающий. Всепрощающий. И бесконечно равнодушный. Такому не жалко доверить свою жизнь. Он справедлив до зубного скрежета. Творец может себе это позволить.
Я же могу уйти, - гаснет свет. Расходятся клоуны-шуты, стирая с лиц нарисованные улыбки. Смерть не терпит фальши.

Блич. Кучики Бякуя
Тема: Кто знает, чего стоило Бякуе спокойно стоять и смотреть, как казнят его сестру.

Посмотри ей в глаза, - шептала совесть.
Он пришел последним, укрытый аурой безразличия. Не обращая ни на кого внимания, занял свое место в строю. Глаза прикрыты. Безупречная фарфоровая маска, приросшая к лицу, не отражала эмоций. Словно здесь казнят не сестру, а какого-то совершенно постороннего человека. Торжество разума над сердцем. Справедливости над правдой. Что может быть прекрасней… и ужасней?
Посмотри… - шептал голос, но ты оставался глух.
Или нет? Просто не смел поднять взгляд. Даже сейчас он поддерживал Аристократ в тебе куда сильнее человека. Прискорбно. Мастера-кидошу начали процесс снятия печати с Гильотины-Сокиоку. Скоро. Все закончится раз и навсегда. Вспыхивает пламя. Огненная смерть, палач, оставляющий после себя безжизненный пепел.
Больно…
Жизнь несправедлива. Забирает самое дорогое, бьет в спину – подло и бесчестно, но у Судьбы свои причуды. Сначала Хисана… теперь Рукия. За что? Не поздно ли задаваться подобными вопросы, Кучики Бякуя? У тебя все есть – положение, репутация, уважение со стороны подчиненных. Чего еще может желать человек, добившийся всего? Ничего, очевидно. Но отчего тогда так холодно в груди?
Это умирает сердце, - насмешливо подсказывает разум.
Действительно. Не сложно было догадаться, правда? Да много ли осталось от этого самого сердца? Хисана была светом его души. Всего несколько лет, но он был счастлив. С ее смертью мир утратил краски. Выцвел, пожелтел, как старый пергамент. Но она оставила после себя нить, за которую Бякуя ухватился, словно утопающий за соломинку. Вновь нарушив все писаные и неписаные правила, Кучики ввел Рукию в семью. Смешная девчонка-пацанка, выросшая на улицах Руконгая стала отдушиной и заполнила пустоту в сердце. Она усердно пыталась стать настоящей аристократкой. Бякуя не мог за этим наблюдать без улыбки, скрытой за маской-стеной, чье имя Достоинство. Он не отталкивал девушку, но и не старался сблизиться, издалека наблюдая и контролируя ее жизнь из тени. Глупость конечно. Но по-другому не получалось. Слишком уж прочно въелась привычка управлять событиями, привитая в детстве. Что хорошо для Главы Дома и капитана Готей-13, может негативно сказываться на отношениях между людьми, но иной модели поведения Бякуя попросту не знал. Девушка не роптала. Возможно, все было не так уж и плохо?
Когда это началось? Когда нити одна за другой стали выпадать из рук и события понеслись вперед вольным мустангом? Сначала Рукия пропала в Генсее. Потом оказалось, что она отдала силу какому-то человеку! Немыслимо! Бякуя добился того, чтобы лично отправится в Каракуру за сестрой. Какой-то рыжий мальчишка не мог этому помешать. Но… не стоило ли ему позволить отбить девушку? Ведь возвращение в Сейрейтей обернулось кошмаром. Казнь. Пусть тяжесть проступка не оспарима, но… почему?! Всего могущества Главы Великого Дома не хватило , чтобы изменить решение. Сердце тоскливо выло. Бякуя-человек желал проснуться, считая это все лишь дурным сном. Бякуя Кучики, Глава Дома и капитан – был обязан выполнить приказ Совета. И вторая часть личности оказалось куда сильнее. Он подчинился. Следующим ударом стало предательство Абараи. Мальчишка решил потягаться с полноценным капитаном. Смельчак. Глупец. Или нет? Это ты слаб, Кучики Бякуя. Слаб в своей силе. Они живые. Что рыжий-риока, что Ренджи. Сражаются за своих друзей и свою веру в них, а не за железобетонные столбы-могилы Законов. Ты же, Кучики, труп. Просто ходячий труп.
Спаси ее… - шепот становился все громче. К кому обращался Бякуя? К себе ли? Пламенные крылья Сокиоку солнечными парусами раскинулись над Холмом. Ты поднял взгляд, да только все равно не можешь посмотреть ей в глаза. Стыдно и больно. Взмах, разгон, искры осыпаются на землю огненным снегом. Конец... Конец…? Рыжий мальчишка таки пришел. Сердце помимо воли радостно подпрыгнуло вверх. Пусть Абараи бежит, унося Рукию прочь. Шаг. Шунпо. Скоростное перемещение разрывает воздух. Клинки со звоном скрестились.
Прав ли я? Верно ли поступаю? Сердце сильнее разума? Расскажи мне, мальчик. Зная ответ, я смогу посмотреть ей в глаза, - тихо пел клинок Сенбонсакуры.

Сейлор Мун (да-да, и такое было). Дракон. Лазурит|Камуи Широ
Тема: Свободная.
Шелест каменной пыли… Высокие пики и багровые небеса его родного мира. Тихие, певучие голоса сородичей… Их невозможно перепутать. Каждый звучит по-своему. Это не понять людям… Они рождены камнем и все имеют свою частоту, уникальную мелодию! Жаль, на этом их отличие заканчивается… Дракон спал. Ему снились сны. Серые дни прошлого… Яркие сцены настоящего. Цветные автомобили, несущиеся со скоростью его бреющего полета. Огромные муравейники из стекла и бетона. Небоскребы. Щебечущие птичками в парках старшеклассники, обсуждающие парней и их смущенное хихиканье. Люди с каменными лицами, сталью в глазах и мрамором в сердце! Вот они – правящая элита своего мира! Ревнители своей морали без комплексов и границ…
…И снова тучи и грозы из черных молний. Все забились в глубокие пещеры, пытаясь скрыться от гнева стихии. Даже Планета не может уберечь от всех невзгод. Черные разряды бьют в каменную поверхность… Мать стонет и стенает, но ее дети не могут ничем помочь, они тоже хотят жить, а из ее боли родится новый сородич. Потому, зарывшись в своих надежных берлогах, они ждут. Чего? Спросите, что попроще…
…Улыбчивый продавец мороженного, протягивает рожек пятилетней малышке. Она смущенно протягивает мужчине пару момент. Тот лишь качает головой и говорит «За счет заведения!». Ребенок недоуменно хлопает глазками, а потом, заливисто смеясь, бежит к своей матери…
…Грохнул выстрел, выбивая бетонную крошку. В стене образовалось аккуратное отверстие. Уродливый бугай протягивает руку. Дрожащая девушка протягивает сумку. Все, что у нее есть, деньги, драгоценности, телефон, все там! Но бандит не удовлетворяется только этим. «Кольцо!» - сальная улыбка и дуло пистолета указывает на простое колечко, на безымянном пальце. Девушка вся сжалась. Это подарок дорого ей человека! Она не отдаст его! Но, что может слабая женщина против бандита с пистолетом? Еще выстрел… Слезы текут по ее лицу, но холодная решимость во взгляде вытесняет страх. Бугаю надоело ждать. Он замахнулся… Девушка зажмурилась… Глухой удар. Бандит падает. В проулке, весь белый как мел, стоит парень. В его дрожащих руках стальной прут… Девушка с каким-то радостным отчаянием бросается к спасителю на шею… Он пришел!
Дракон спит и видит сны. Мечты и грезы о двух мирах. Там где камень шлифует его прошлое. Здесь, среди суеты и бесконечной рутины его будущее.
…Будильник, как обычно летит в стену. Широ открывает заспанные глаза и смотрит на белый потолок. Ему хорошо, хочется снова погрузится в дрему… Ж-ж-ж… Ж-ж-ж… Вибрирует телефон.
- Да…? - невнятно спрашивает Камуи.
- Камуи-сан, может объясните свое опоздание…? – суровый женский голос его классной руководительницы.
- Ксо.. – телефонные часы показывают двенадцать ноль четыре. Он опоздал. В Который раз. Опять задремал… Расслабился!
- Ка…! – телефон сложился, прерывая разговор. Быстрые сборы, натянуть штаны, куртку… Портфель не забыть! Он выскакивает из дому с тостом в зубах и бежит по лестнице. Лифт уже давно сломан. Широ бежит, чтобы получить очередное замечание и снова сидеть после уроков. Но он счастлив. Из этих двух миров, что в жизнь его вошли, этот он полюбил…

Блич. Айзен. (внезапно!)
Тема: Момент, когда персонаж очнулся в Руконгае. Предположим как только он слегка оклемался на него напал сравнительно слабый пустой.


Сознания возвращалось, толчками выплывая из пленяющей тьмы. Он открыл глаза. Изогнутое лезвие луны-полумесяца застыло в темной синеве небосвода, усеянного бисером звезд. Редкие пушистые барашки облаков. Холодно. Соске пошевелился. Реакция замедленная, мышцы ноют, но, кажется, ничего не сломано. Хорошо. Ветер пробирает до костей. Изорванное одеяние не способно защитить от его порывов. Робкие попытки подняться увенчались успехом, к слову, весьма сомнительным. Ноги ватные. В груди поселилась ледяная пустота. Он шел, пошатываясь, одной рукой тяжело опираясь на холодную стену какого-то здания, вторая судорожно сжимала ножны с занпакто. Строение кончилось. Яркий луч электрического фонаря ударил по глазам. Соске непроизвольно прикрылся рукой. Чуть привыкнув к свету, он огляделся.
Каракура? Вот как, - сосущая пустота в груди не желала исчезать. Он больше не ощущал реяцу. Нет, неверно. Он ясно ощущал духовную силу находящихся в Генсее. И все. Его собственной реяцу будто и не существовало. Единственной надеждой на то, что прежнее могущество может быть восстановлено – клинок в его руке. Кёка Суйгетсу отозвалась теплой, едва различимой волной. Я был беспечен.
Так странно. Вот он стоит поверженный, лишенный былой силы, утративший соратников, один как перст, в мире, где ему не рады. Тогда почему на сердце так спокойно? Айзен тяжело привалился плечом к стене. На губах легкая улыбка. Даже ледяной червячок в груди, поселившийся на месте покинувшего Соске могущества не мог изменить настрое бывшего Владыки. Значит, я проиграл. Учту. Он повержен, но не побежден. Иногда полезно потерять все, дабы трезво оценить выбранный путь.
- Ууууууу! – отозвался ветер. Ветер? Глухая волна льдисто-мертвенной силы обрушилась на Соске. К горлу подступила тошнота.
Треск крошащегося бетона. Взрыв разметал камни, расколов стену здания и образовав завесу из каменной крошки. Но Соске не требовалось видеть, кто пришел по его душу. Он чувствовал духовную силу твари. Сквозь пыль проступили очертания существа. Червеобразное тело, покрытое костяными пластинами. Короткие лапы-иглы. Жуткая пасть с тремя рядами острых зубов. Шарообразный нарост на морде вместо носа. Судя по всему тварь слепа. По крайней мере, Соске не смог разглядеть на белой костяной голове хоть какие-то признаки глаз. Взревев, Пустой бросился вперед. Все что успел сделать шинигами – подставить под удар костяного нароста Холлоу занпакто. Мощный удар выбросил Соске из узкого переулка и впечатал в стену здания на другом конце улицы. Что-то противно хрустнуло. Мимолетный взгляд. Проклятье, рука сломана в дух местах. Удар пришелся на плечо. Кровавое пятно расползалась от места, где белая кость прорвала ткань рукава. Запястье так же раздроблено. Со стрекотом из мрака показался Пустой.
Глупо. Как глупо – выйти живым из самого горнила битвы и подохнуть от зубов какого-то третьесортного Холлоу. Ему стало смешно. Жалкий конец для Айзена Соске. Амбициозные планы? Сейчас этими самыми планами позавтракает Пустой. Смейтесь, звезды! Но сдаться? Сдаться без боя и покориться судьбе? Нет. Жар. Шершавая рукоять занпакто в ладони. Сломанная рука пылает. Соске взмахнул клинком, стряхивая ножны. В лунном свете сверкнула сталь. Хруст. Боль раскаленной иглой вошла в мозг. Кости встали на место, рваные раны затянулись, но удивляться странному поведению собственного тела некогда. Пустой вновь бросился вперед. Шаг в сторону. Неуклюжая тварь врезается в стену, прошибая ее лобовой атакой. Замер. Перехватив занпакто двумя руками, Айзен вонзил кончик клинка между костяными пластинами. Кёка легко и жадно вошла в плоть Холлоу. Зверь взвыл, извиваясь в агонии. Соске отбросило в сторону. Он устоял на ногах, сумев вытащить меч из бока твари. Стряхнув черную кровь Пустого, шинигами замер в ожидании.
Ностальгия. Когда я в последний раз сражался всерьез, борясь за свою жизнь? – странная усмешка маской застыла на лице.
Холлоу, наконец, выпутался из плена здания. Вновь атака. Прямолинейная. Глупая. Туша червяка-переростка вздыбилась, кроша асфальт твердым черепом. Но на том месте добычи уже не было. Один шаг, лезвие клинка входит под сочленения пластин, у головы твари. Пустой застыл. В мертвенной тишине тварь исчезла, рассыпавшись на частицы реяцу.
- Не радуйтесь раньше времени: Готей-13, Куросаки Ичиго... и ты, Гин, - в карих глазах Владыки застыл мерцающий океан звезд Генсея. – Я еще жив.

Блич. Айзен. (да-да, еще один)
Тема: Момент поражения Айзена.
Мальчишка… - слова потухли в сознании, так и не сорвавшись с губ. В груди поселилось мерзкое чувство. Нет, не банальный страх. Что-то другое. Отвратительное, непривычное. Рыжий мальчишка одним движением руки снес Хадо №90, так легко, как ледокол вспарывает свежий лед на речке. С треском рушится «Черный Гроб». Темным снегом тают осколки, едва касаясь земли. Как? Соске не понимает. Это невозможно. Нереально получить такую силу! Это какая-то игра. Так не бывает. Так не должно быть! Истина не может быть такой! Ощущения нереальность нарастает. Трещит по швам привычная картина мира. Что-то умирает. Надежда?
Он стоит перед тобой. Мальчишка облаченный во тьму. Уверенный в своих силах. В своем праве. Но в его глазах нет превосходства. Одно лишь сочувствие. Этот человек не хочет сражаться, и действует лишь из-за своего чувства долга. В бессильной злобе сжимаются кулаки. Как так? Разум оказывается воспринимать реальность происходящего. Айзен столько лет шел к этой силе, а какой-то человек смог получит все на блюдечке, почти не напрягаясь, не убивая сотнями разумных, не предавая, просто по праву рождения и из желания что-то защитить. Несправедливо. Не логично. Тогда для чего я ступил на этот путь. Чтобы проиграть? Вот так, когда до победы остаются какие-то миллиметры? Разве это справедливо? Так должно быть? Ради этого момента ты отбросил – уважение подчиненных, честь, сострадание, все чувства, что мешали взойти на пьедестал. И это результат?
Не верю. Отказываюсь верить!!! – но разум медленно затухает, скованный печатью Урахары Киске. В крошеве своего былого могущества, отторгаемый Сферой, полыхает ненависть. Ты пытаешься вырваться, ломаешь злосчастное заклинание, но силы не равны. Все, что было ушло на восстановление тела после удара Мугетсу. Кричишь, вопрошаешь, но что врагам до тебя? Для них ты всего лишь чудовище, отринувшее их такое» чистое и такое светлое добро», как бы они сами его не называли.
Они не понимают! Никто не понимает, проклятые марионетки Короля Духов! – багровыми тонами полыхает гнев, растворяясь в алом сиянии активной Печати. Уже почти не видя, что происходит вокруг, ты чувствуешь их взгляды. Сочувствующие. Опять! Словно ему нужна их жалость! Словно она способна что-либо изменить!
- Я…! – но гаснет свет. Исчезло ощущение собственного тела. Тишина. Ни времени, ни пространства. Вообще ничего. Разум погружается в вязкую пустоту. Холодно. Ледяные пальцы мрака у твоего лица. Поражение. Конец. Можно подвести скорбные итоги. Где просчет? Какая из множества тропок пройденных тобой за эту жизнь привела к подобному результату? Судьба смеется над тобой, Айзен Соске.
Суд. Полутемный зал. Сокрытые лица судий. Двадцать тысяч лет заточения. Глупцы. Ты спокоен, пламя гнева давно утихло, не оставив после себя ни уголька. Тебе смешно. Какое они имеют право судить? Закостеневшие в традициях и гордыне, связанные приземленными, жалкими амбициями, не способные сделать шаг за пределы своего тесного мирка. Ты же пересек грань, вступил на запретный путь. Но по крайней мере попытался, пусть замысел и обернулся сокрушительным поражением. Стоило ли оно того?
Определено, - отвечаешь ты сам себе. Ничто не было напрасным. Лишь отбросив все, можно познать свой предел. Трагичен итог, но еще не все кончено. В абсолютной пустоте ты улыбаешься. Нет, еще не конец. Начало. Хрустальная башня амбиций разлетелась в прах. Пусть. Колос на глиняных ногах рано или поздно упал бы сам. Теперь же будешь умнее. У тебя есть время на размышления. Много времени. Твое «Я» сжимается в точку, желая сохранить целостность. Когда ты выйдешь, они пожалеют, что выбрали всего лишь заточение. Бесконечный лабиринт воспоминаний поможет не сойти с ума и отыскать тот самый единственный ответ на вопрос, что мучает поколения смертных и бессмертных о смысле жизни и цели в этом мире.
Ждите меня, шинигами и Куросаки Ичиго.

Блич. Улькиорра Шиффер. (внезапно!)
Тема: Как известно, после "воскрешения" даже Улькиорра не может встать как ни в чем не бывало. Кватро Эспада безразличен по своей природе, не ужели даже "смерть" не повлияла на его отношение к окружающему миру? Как Шиффер воспринимает сложившуюся ситуацию будучи неспособным к каким-либо серьезным действиям?
И это смерть?
Белый потолок. Холодная постель. Зеленые глаза безразлично смотрят вверх. Тело, всегда такое послушное, недвижимо. Не пошевелить даже пальцем. Его собрали из пыли. Воскресили против воли. Слабого. Неполноценного. Рука и нога потеряны. Увы, даже мгновенная регенерация оказалась неспособна восстановить утраченные конечности. Что-то в безукоризненном организме Четвертого сломалось, не желая исправлять повреждения. Или он сам не хочет и в этом все дело? Октава создал новые конечности. Он ведь гений. Но они чужие. Не свои. Веки Четвертого дрогнули. Он прикрыл глаза.
Бесполезен. Даже в своей смерти.
Если бы Улькиорра Шиффер был способен сожалеть о своем воскрешении… но нет. Он лишь не видит логики, которая побудила Владыку вернуть к жизни павшего слугу. Это бессмысленно. Проигравший раз, проиграет снова. Бесполезен. Пальцы дрогнули. Тело начало отходить от операции по приживлению новых конечностей. Четвертый всегда быстро восстанавливался. Однако он не мог благодарить Айзена Соске за новую жизнь.
Потому что Ее рука все еще тянется ко мне из прошлого.
Четвертый не мог измениться сам. Это противоречит его природе. Пустота не способна сама сломать ледяную корку безразличия цепями сковавшую душу. Но Она смогла заставить задуматься. Побудить начать искать ответы. Пожелать понять то, что люди называют чувствами. И безбрежная Пустота впервые столкнулась с равной себе силой. Эмоции столь же беспредельны, как и черный зев Безразличия, а значит, Четвертый нашел цель на ближайшую вечность. Пусть он не способен чувствовать. Пусть. Другие способны. За себя. За него.
Айзен-сама, вы ошиблись, возвращая меня к жизни. Простите, но я не достоин следовать за вами.
Улькиорра сел. С трудом. Тело казалось сделано из железа. Слишком тяжелое. Слишком жесткое. Однако воля сильнее праха. Опираясь рукой на стену, он идет к выходу. Покинуть свои покои. Прочь из Лас Ночес. Переходы. Бесконечные извилистые дороги крепости. Фальшивые облака на фальшивом небе в свете поддельного солнца. Теперь Четвертый понимает, что есть душа, и осознание этого заставляет двигаться вперед. Туда, где есть люди. Туда, где бьются сердца. Настоящие, а не с холодной черной дырой. Идти тяжело. Но он продолжает шагать. Четвертый… бывший Четвертый не умеет останавливаться на полпути. Ему неведомы отчаянье и страх. Ему незнакомо слово «сдаваться». Он знает лишь как идти вперед, туда, где есть способные заполнить сосущую пустоту, занявшую место души. Или с достоинством принять поражение. Но если… если даже смерть не принимает его, значит, Четвертый еще не проиграл.
Но с каждым шагом силы уходят. Ноги увязают в песке. Глаза закрываются. Холод подбирается все ближе. Идти, - твердит он себе. Идти. Не останавливаться. Четвертый слабеет. Сознание гаснет. Он шатается, но продолжает переставлять непослушные ноги. Верит ли арранкар в то, что его примут? Нет. Там он не нужен никому. Здесь, в бесконечной пустыне он нужен Айзену Соске. Пока. На время. Доколь планы Владыки не осуществляться. А дальше? Что дальше? Вновь блуждать в одиночестве по пескам? Поглощать слабых Холлоу и веками копить силу? Ради чего? Люди слабы. Их тела хрупки и легко ломаются. Кости так легко трескаются. Разум умирает. Они не приспособлены для жизни. Они рождены, чтобы умереть. Тогда почему люди все еще существуют?
Наверное, потому, что они живые. А мы мертвы. Давно.
Ноги подкашиваются. Четвертый падает. Ледяной песок, столь сильно напоминающий человеческий прах, принимает худощавое тело. Сознание почти потухло. Последним усилием арранкар переворачивается на спину. Все. Дальше пути нет. Он поднимает руку. Не достать. Ему не достать, до Той, что тянется к нему из прошлого. До Той, что рассказала о душе. Видимо и здесь Четвертый потерпел поражение. Он всего лишь Пустой. Создание без души. Тварь без сердца. Ему не дотянуться до Нее. Как бы не старался. Разум потух. Глаза закрылись. Рука упала на песок. Позже, Четвертого нашли арранкары и вернули в его покои. Улькиорра больше не пытался уйти. Никому не рассказал о собственной слабости. Но где-то там, в глубине пустой души поселилась надежда. Ничтожная. Тусклая. Только для него одного. Когда-нибудь он дотянется до Ее руки. Да… Когда-нибудь.

Блич. Хицугайя Тоширо.
Тема свободная.
Это был чудесный солнечный день. Ласковый ветер грает с молодой листвой. Птички поют. Травка зеленеет. Редкие облака лениво плывут по небосводу. Общество Душ как никогда походило на место, каким должно быть представляется людям Рай. Лепота. Словом – живи и радуйся. Этим, собственно, и занимались бойцы десятого отряда свободные от дежурства. Работа у шинигами тяжелая, если не сказать – кровавая, но нужная и важная. Далеко не все предпочитают активный отдых после очередного сражения с Пустыми. И вот, в этот во всех отношениях замечательный день, как водится, ничто не предвещало беды.
- МАЦУМОТО!! – от громоподобного крика содрогнулись стены казармы десятого отряда. Окрестные птички в панике покидали насиженные места, решив, что началась война и лучше убраться отсюда подобру-поздорову. Куда меньше повезло бойцам упомянутого отряда, так как деться от гнева капитана им было попросту некуда. А за дезертирство убивают на месте. Такие дела. Дверь кабинета неестественно медленно растворилась и в коридор шагнула низенькая фигура джубантай-тайчо. Температура воздуха ощутимо упала. По полу стелился белесый туман, инеем разрисовывая стены. Шинигами, волею судьбы, оказавшиеся в это время радом с кабинетом капитана, лишь заглянув в полыхающие льдистым светом бирюзовые глаза юного гения, спешили убраться прочь. Им хотелось жить. Очень хотелось.
Молись, Мацумото.
А дело было в следующем. Пару последних дней Тоширо готовил ежегодный отчет. Работа не пыльная, но долгая и нудная, а сроки поджимали. Не то чтобы Хицугайя специально откладывал сие на последний момент, но как-то все время находились дела поважнее, чем разбираться с кипой документации. К слову, Мацумото даже пальцем не пошевелила, чтобы напомнить тайчо о столь важном деле. Она справедливо решила, мол, инициатива наказуема, а женщина не больно-то любила все эту волокиту. В итоге, юный шинигами провел за бумагами две бессонные ночи, заработал жуткую мигрень, однако все было сделано в срок. Он даже не помнил, как вчера дошел до своей комнаты и рухнул на кровать, провалившись в тяжелый сон без сновидений. Сегодня, следовало отнести отчет в канцелярию первого отряда.
И что же Тоширо видит с утра? После двух дней каторжного труда?! После бессонных ночей и литров выпитого кофе?! Хицугайя тупо пялился на то, что стало с его работой. Какие-то странные разводы покрывали бумагу готового отчета. На ней явственно проступали небольшие бледно-розовые круги, словно там стояло нечто маленькое. Неприятный запах щекотал ноздри. Тогда что-то щелкнуло в белобрысой голове. Он прозрел. Мацумото вновь красила ногти на рабочем месте и совершенно не озаботилась посмотреть, куда ставит баночку с лаком.
И это была последняя ошибка в ее жизни, - отрешенно размышлял Хицугайя. О, сейчас он как никогда был похож на ледяного дракона, бесчувственного и глухого к мольбам о прощении. Всякому терпению есть предел. А он парень молодой, горячий, даром что ледяной.
Это был отвратительный пасмурный день. Над территорией десятого отряда сгущались тучи. Шел снег. Холодный ветер пробирал до костей, рвал осмелившихся выбраться из под прикрытия стен смельчаков. Шинигами в ужасе прятались в своих комнатах, молясь, чтобы их не нашли. Ворота наглухо закрыли, дабы случайные гости не попали под «горячую» руку капитана. По коридорам казармы же бродило «юное приведение». Под глазами юноши пролегли тени бессонных ночей. Белые волосы, словно скованные инеем, и отливали голубым. Мертвенная дымка ледяного воздуха струилась за ним, будто мальчик стал посланцем загробного мира. А где-то далеко, нежась в теплой воде публичной бани, знать себе не знала ни о каких проблемах Мацумото Рангику, еще не подозревая о том, что жизнь столь мимолетна и ей суждено умереть молодой.

запись создана: 13.10.2011 в 19:28

@темы: Творчество

URL
Комментарии
2011-10-13 в 19:53 

Гэндальф Голубой, совратитель гномов
Уеду жить в Мордор
Ты играешь где-то Гина и Бьякую? О_О

2011-10-13 в 20:13 

Оз Всемогущий
Ага х) А что, плохо получается?)

URL
2011-10-13 в 20:35 

Гэндальф Голубой, совратитель гномов
Уеду жить в Мордор
Оз Всемогущий, честно говоря не вчитывалась. Но вряд ли ты и плохо играешь. Неожиданно просто, особенно Бьякуя.
Хе-хе, я бы за Рангику сыгранула)

2011-10-13 в 20:50 

Оз Всемогущий
Devil_trill, почему Бякуя и неожиданно?)
хе-хе))

URL
2011-10-13 в 21:57 

Гэндальф Голубой, совратитель гномов
Уеду жить в Мордор
Оз Всемогущий, хм, ну образ твоего героя мне представляется каким-то немного хитреньким. А Бьякуя пафосно-серьёзен

2011-10-14 в 03:24 

Оз Всемогущий
Devil_trill, пока никто на моего Бякую не жалуется)) Хотя мне действительно больше импонируют такие персонажи как Гин, Урахара и Хичиго.

URL
2011-10-14 в 10:12 

Гэндальф Голубой, совратитель гномов
Уеду жить в Мордор
Оз Всемогущий, да я и не говорю, что кто-то будет жаловаться. Просто привыкла видеть тебя играющим за когото вроде Гина

2011-10-15 в 05:30 

Оз Всемогущий
Devil_trill, Бякуя тоже тролль. Только тонкий х)

URL
2011-10-15 в 09:55 

Гэндальф Голубой, совратитель гномов
Уеду жить в Мордор
Оз Всемогущий, ну это наверное только в твоём исполнении

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sora

главная