Оз Всемогущий
Автор: Оз Всемогущий
Бета: Нет.
Название: Холодное небо.
Фэндом: Блич.
Персонажи: Ичимару Гин, Канаме Тоусен, Ямамото Герюсай, Айзен Соске, Комамура Саджин, Унозана Ретсу, Укитаке Джуширо, Кёраку Шунсуй, упоминаются Кучики Бякуя и Рукия.
Жанр: драма, экшн, и многое многое другое.
Статус: В процессе написания.
От автора: Величественная Империя. Окончание эпохи. Что ждет за порогом нового дня?
Размещение: с этой шапкой.
Предупреждение: ООС персонажей, POV, АУ, смерть персонажей.
Дисклеймер: Кубо Тайто

Волнение.


Калейдоскопом красок вертится мир. Кольцо факелов вокруг сцены. Пестрые вывески. Яркие одежды гостей. Лица. Лица. Лица. Незнакомые. Чужие. Они сливаются в бесформенное цветное пятно, кляксу на чистом листе моей памяти. Когда я на сцене, есть только блеск стали. И все. Один неверный шаг и смерть. Стоит оступиться… Все, второго шанса не будет. Мне нравится такая жизнь, танец над пропастью, на лезвии клинка, между «быть» и «исчезнуть». Это будоражит кровь. Заставляет почувствовать себя живым. Шаг. Доворот стопы. Взмах. В моих руках поет клинок, высекая искры при столкновении с мечом противника. Воздух дрожит от вспышек реяцу. Зрители восхищенно вздыхают. Империя Мечей такое место, где все, от мала до велика, могут оценить мастерство мечника по достоинству. А Сверчок в своем репертуаре. Не дает спуску. Ах…! Из-под ноги выскочил камень, и я пошатнулся, но удержал равновесие и вовремя пригнулся, едва не лишившись головы. Убить меня хочешь, гад?! Никто бы в жизни не поверил, что темнокожий слепец настолько искусен в фехтовании. Большая ошибка. Сколько разбойников, напоровшись на нашу маленькую труппу, стали кормом для червей? Но я отвлекся. Сверчок сделал выпад. Мертвая тишина. Зрители замерли. Нервно сглатываю. Неприятно ощущать кончик клинка у горла. Раздражает. Хочется уйти в шунпо и почесать лезвием вакидзаши ребра Сверчка. Но нельзя. Не при свидетелях. Что поделать, он лучше, как мечник. Я же лучший убийца. Да. Труппа бродячих актеров, шутов и скоморохов на самом деле клан наемных убийц. Прекрасная маскировка, ведь правда? Ты путешествуешь по всей Империи, пользуешься кое-какими льготами, а в свободное от представлений время, берешь заказы на влиятельных и не очень личностей. Все просто. Но представление окончено. Нам пора. Мы покидаем сцену, уступая странствующим менестрелям. Их черед. Ведь сегодня праздник.
Столица пылала огнями. Завораживающее зрели. Тысячи светлячков полыхающих в лучах закатного солнца. Шум. Гам. Нарядные дамы. Улыбающиеся лица. Музыка. Смех детишек. Толпы людей, постепенно стекающихся к центральной Храмовой Площади, перед Императорским дворцом. Старый Владыка, вот уже под тысячу лет управляющий страной железной рукой, наконец решил, что его сын готов занять трон. Столь знаменательное событие случается не каждый день. В Столицу за месяц стали съезжаться аристократы со всех концов Империи. Благородные желали засвидетельствовать свое почтение будущему Императору, привозили дорогие подарки, экзотические кушанья, вина, драгоценности. Старый Ямамото и рад бы прервать поток гостей, заполонивших дворец, но даже Пламенный Клинок не мог запретить своему сыну принимать поздравления. Старик лишь хмурил брови, да прятал улыбку бороде. День настал. Столица ликует. На улицах столпотворение.
- Твой выход, Лис, - шепчет Сверчок. Он уходит. Мастер меча прав. Мой выход. Ему здесь не место.
Я тень. Меня нет. Здесь никого нет. Просто статуя. Одна из многих. Чернильное пятно во мраке. Нелегко было пробраться на крышу дворца. Охрана тут ого-го! И Шинсенгуми активны как никогда. Слава Королю Духов, они считают, что нападения стоит ждать из толпы на площади, к которой как раз подносят паланкин Наследника. Люди расступаются в благоговейном трепете, пропуская стройные ряды Мечей его Императорского Величества. Элита. Черная с иголочки форма. Пылающий взор. Мне смешно. Не могу сдержать улыбки. Впереди, в белоснежном хаори лихо вышагивает Маршал – Комамура Саджин. Он горд, наш Главнокомандующий, оказанным доверием. Еще бы, именно ему выпала честь подвести Наследника к дверям Храма Короля, где его уже дожидается Император. Красивое здание, ничего не скажешь. Орден квинси не бедствует, раз сумели отгрохать такое строение. Не зря площадь называют именно Храмовой, а не Дворцовой, хотя оба и Храм и Дворец примыкают к ней вплотную. Если попросту – это башня. Но какая! Представьте себе исполинское строение, около ста пятидесяти метров высотой. По сторонам света вокруг основной башни построены еще четыре, где-то метров пятьдесят, соединенные с главным строением многочисленными крытыми переходами, через этаж. И все это опоясано каменной стеной в пять человеческих ростов. Свободное пространство внутри импровизированной крепости занимает сад. Говорят, там растут в изобилии фруктовые деревья, но не поручусь. Никогда не был внутри. Я вновь отвлекся. Что-то много сегодня размышляю. Не к добру. Вынимаю из ножен клинок. Наследник уже покинул паланкин и направляется к воротам. Медленно. С достоинством. Народ его любит. Императорская чета почитается едва ли не наравне с Королем Духов. Еще бы, за все время существования Империи, когда около семисот лет назад нынешний Император объединил четыре непрестанно воюющих государства в одну единую державу, случались лишь локальные конфликты с полудикими племенами Пустых. Таинственная раса обитает в пустыне, кольцом окружившей Империю. Никто не знает, кто они и откуда взялись…
Опять. Я слишком напряжен. Нервничаю. То и дело мысли соскальзывают не туда. Поудобнее перехватить рукоять. От крыши Императорского Дворца до ворот Храма Короля почти три километра. Улыбка. Охрана считает, что с такого расстояния никто не способен причинить вред Наследнику и, в крайнем случае, они успеют перехватить негодяя. Наивные. До чего же наивные.
- Банкай, Камишини но Яри, - шепчут губы. Рвет воздух реяцу, но никто не успеет с такого расстояния быстро определить источник угрозы. Белая молния рванулась вперед, миг, и удлинившееся лезвие пробило сердце Наследника. Мгновение и занпакто вновь принял вид обычного вакидзаши, вернув исходную длину. Прячу реяцу. Убираю клинок в ножны. Покидаю крышу здания. Детский плач. Рев толпы. Выкрики командиров, раздающих приказы. Щитоносцы тяжелой пехоты Ордена Квинси сомкнули, полыхающие голубым светом, щиты вокруг тела Наследника, и склонившегося над мертвым сыном Императора. Смешные. Убийца сделал свою работу. Убийца может уходить.
- Бай-бай, - машу на прощание. Тенью скольжу по крышам, прячусь в темных переулках. Шинсенгуми в голубых хаори поверх черной формы, словно псы рыщут по улицам. Но они меня не найдут. Да и можно ли приписать убийство Наследника Империи среброголовому парнишке лет четырнадцати-пятнадцати? Нет, сэр. Никогда. Я возвращаюсь. Сверчок обещал чего-нибудь сладкого после миссии. Радостно потирая руки, растворяюсь во мраке потухших фонарей, погрузившейся в траур Столицы.

Спустя два дня.
- Кто это сделал? – голос Императора пуст и безжизненен. Никто его не обвиняет. После подобной-то трагедии! – Найдите его и приведите ко мне. Живым.
Собравшиеся в покоях Императора молча кивают. Их всего четверо. Унохана Ретсу – министр здравоохранения и личный врач Владыки. Укитаке Джуширо – ректор Академии Мечей. Кёраку Шунсуй – казначей, хотя по его виду и не скажешь, и Советник Императора – Айзен Соске, интеллигентного вида мужчина в очках. Единственным, кто отсутствовал сейчас здесь, был Маршал. Старый вояка не мог себе простить, что допустил гибель Наследника, не мог смотреть в глаза Императору. Старик сильно сдал за эти два дня. Его здоровье пошатнулось после смерти жены, а гибель сына окончательно подорвало жизненные силы. Пламенный Клинок умирал. Это понимали все. Сколько ему осталось? Год? Два? Мечи живут в десять раз дольше обычных людей, но ему более тысячи… Ямамото Генрюсай Шикегуни среди себе подобных абсолютный рекордсмен. Что ж. Теперь его жизнь подходит к концу, и встал вопрос о том, кто же займет трон. Кандидатов двое. Первый – Советник Императора. Аристократ. Потомок одного из четырех королей, чьи владения стали основой Империи. По праву считается наиболее влиятельным человеком после Императора. Второй – Кучики Бякуя, молодой, но весьма способный мужчина, занимающий должность командира Шинсенгуми – полиции Империи. Единственный наследник по крови. Его отец – Кучики Гирей, был бастардом отца Императора и, следовательно, его сводным братом. Бякуя женат, и у него подрастает дочь. Юной Рукии всего пятнадцать, но она уже старается быть достойной своего отца. Уже поступила в Академию Мечей и старший Кучики в ней души не чает.
В чьи руки попадет Империя? Трое мучительно размышляли над этим вопросом и не замечали легкую улыбку на губах четвертого. Да, Айзен Соске улыбался. А почему бы и нет? Все ведь идет по плану.

@темы: Фанфики, Творчество, Блич