18:43 

Жизнь-Минус. Глава 2

Оз Всемогущий
Автор: Оз Всемогущий
Бета: vieria112.
Название: Жизнь-Минус.
Фэндом: Блич.
Персонажи: Холлоу.
Пейринг: Будет.
Жанр: много.
Статус: В процессе.
Размер: Предположительно Макси.
От автора: Что было бы если бы Масаки не успела спасти Ичиго?
Размещение: с этой шапкой.
Дисклеймер: Все принадлежит Кубо.

Глава 2

Город мерцал неоновыми огнями реклам и призрачным светом фонарей. Ночная жизнь в крупных населенных пунктах едва ли не интенсивней дневной, и Каракура не исключение. Торопились домой припозднившиеся работяги. Гоняли по дорогам любители скорости и острых ощущений. Грохотала в клубах музыка, наплевав на время суток. Бродили по улицам банды подростков и иная шваль, живущая по законам улиц. Добропорядочные граждане уже давно почивали в своих постелях, устав от дневных забот. Ночь окутала город лёгким покрывалом, сплетенным из лунных лучей и отблесков искусственного света, навевая сновидения тем, чья жизнь начинается с рассветом. И недоступные взору обычного человека по городу скользили четыре тени.
Холлоу были голодны, но по-своему счастливы. Не так часто удается найти брешь в ткани реальности меж Уэко и Генсеем. Им надоело питаться своими сородичами. Да и не безопасно это. Того и гляди окажешься чьим-то обедом. А в Генсее много еды. Даром! Пустые не собирались упускать такой шанс. Ведомые инстинктами, они рыскали в поисках добычи. Вкусные, питательные души, способные хоть на время приглушить Голод. Пустых не пугала возможность столкнуться с извечными врагами – шинигами. О нет, то радость. Какой Холлоу откажется полакомиться сладкими душами шинигами?
Они еще не знали, что на них уже открыта охота. Тоненькая фигура на фонарном столбе напряженно вглядывалась в темноту. Темные пряди колыхались в такт дыханию ветра. С возвышения открывался замечательный вид на ночной город, но шинигами здесь не для любования красотами. Кучики Рукия внимательно наблюдала за Холлоу, отслеживая их перемещения по духовной силе. Твари совершенно не озаботились маскировкой. Тупые звери. Но это к лучшему. С разумными Пустыми справиться нелегко. Четверка разделилась. Один отступил в Уэко. Видимо, его Голод не настолько силен, и он может подождать. Плохо. Этот Холлоу был самым сильным из четверки, и шинигами рассчитывала разобраться с ним как можно быстрее. То, что Пустые разделились, также не вызывало энтузиазма. Остальные почувствуют уничтожение одного и могут отступить. Ищи их потом!
- Вот как, - тихо произнесла девушка. Делать нечего. Ее первое самостоятельное задание. Провал недопустим. Порхая черной бабочкой по верхушкам столбов, Рукия собиралась нанести визит вежливости одному из Пустых.
Ближайший Холлоу бродил по заброшенной стройке. Кажется, здесь должен был возникнуть очередной торговый центр, но строительная компания обанкротилась, владельца посадили после несчастного случая на стройке и всплывших махинаций. Судебный процесс занял несколько лет. К его завершению стройка превратилась в мусорную свалку, и заказчик решил, что продать землю будет дешевле, чем перестраивать проржавевший комплекс. Естественно, Рукия была не в курсе запутанной истории этого строения. Ей хватало знаний, что именно там находится Холлоу. Тот не прятался, не пытался скрыться. Даже не искал пропитание. Создание бесцельно бродило средь леса вбитых в землю балок и строительного мусора. Весьма нетипичное поведение для Холлоу. Кто знает, может именно здесь когда-то закончился его земной путь?
- Хадо №31, Шакка-хо! – как бы то ни было, Кучики не собиралась сочувствовать Пустому. Кем бы он раньше ни был, сейчас это просто голодный зверь. Опасный зверь.
Багровый шарик сорвался с ладоней шинигами. Однако Рукия не совсем точно рассчитала траекторию, и заклинание попало в торчащую из земли балку. Раздался взрыв. Брызнули в стороны осколки оплавленной стали. Пустой, нечто напоминающее ящерицу о шести многосуставчатых четырехпалых когтистых лапах, зло зашипел. Его лишь слегка зацепило взрывом и осколками. Зверь заметно напрягся. Секунда, и гибкое тело выстрелило в воздух. Он надеялся погрести под своей тушей наглую козявку. Только девушки уже там не было. Тяжело ударившись оземь, Холлоу принялся вертеть головой в поисках добычи и не заметил, как из-за ближайшей балки выскользнула черная тень. Полыхнула в лунном свете сталь. Клинок вошел точно под челюсть монстра. Тот не успел издать ни звука. Его тело медленно оседало, распадаясь на частицы, а шинигами уже скрылась в ночи.
***
- Карин-чан. Карин-чааааан! – требовательно прозвучало над ухом. – Просыпайся!
- Встаю-встаю, - из-под одеяла появилась рука, но тут же бессильно обвисла. Ее хозяйка явно не собиралась так просто расставаться со сновидениями. Вчера был такой трудный день! Почему ей нельзя еще немного поспать?
- Карин-чан, если ты сейчас не встанешь, то останешься без завтрака и опоздаешь на тренировку! – девушка не ответила, глубже зарываясь в столь теплое одеяло, покидать которое она не собиралась за все сокровища мира. Угрозы не достигали ее сонного разума, затерявшись где-то в лабиринте сознания.
- Ах, так! – звук удаляющихся шагов позволил Карин предположить, что еще некоторое время ей удастся побыть в объятиях Морфея. Девушка перевернулась на другой бок и сладко зевнула. Еще пять минуточек! Разве она так много просит? Наивная. Спустя буквально две минуты раздался звук, словно по лестнице бежит стадо мастодонтов.
- Доброе утро, Карин! – громогласно объявил о своем прибытие Куросаки-старший. Растрепанный мужчина в цветастой гавайской рубашке, поношенных джинсах, белоснежном халате и с лихорадочным блесков в глазах всем своим видом давал понять, что ничего хорошего от него ждать не приходилось. В каком бы сонном состоянии не находилась Карин, она не могла не прислушаться к воплю инстинкта самосохранения. Девушка резко скатилась с кровати, предвосхищая действия «любимого» папочки. Удар о пол прошел бесследно. Одеяло смягчило падение. Меж тем жалобно скрипнули пружины кровати, и послышалось громкое чмоканье вперемешку со звуками, среди которых с трудом можно было различить: «Вставай доченька, твой любимый папочка здесь!». Выпутавшись из одеяла, Карин села и ее глазам предстала следующая картина. Отец валялся на кровати девушки, обнимая подушку и покрывая ее поцелуями. Из коридора осторожно выглянула Юзу.
- Извини, ты никак не хотела просыпаться, вот я… - виновато начала сестра, сложив ладошки перед собой, мол, прости грешную. Она собиралась позвать мать, но на пути так не вовремя возник отец семейства, и девчушка просто не успела его остановить.
- Ладно, - отмахнулась Карин, закутываясь в одеяло и поднимаясь на ноги. – Я сама виновата, - что правда, то правда. Попросила разбудить пораньше, теперь расхлебывай. Тем временем на лестнице вновь послышались шаги. В комнату заглянула Масаки, привлеченная шумом.
- Что у вас тут проис… - начала мать, но заметив главу семейства все еще самозабвенно целующегося с подушкой, замолкла. – Дорогой, - одарив мужа добрым взглядом дядюшки-инквизитора начала Масаки. Карин тотчас захотелось спрятаться в шкаф и сидеть там, пока не минует буря. Мать никогда не кричала. Не ругалась. Эманации ее гнева растекались по комнате, приковывая к месту случайных свидетелей. Наверное, так же ощущали себя бандерлоги перед Каа. – Чем это ты тут таким занимаешься, потрудись объясниться, - словно по волшебству в руке матери возникла тяжелая скалка. Зловещая аура никак не вязалось с обаятельной улыбкой на губах женщины.
- А… Это… Дорогая! – радостно воскликнул Ишшин, спорхнув с постели. Отец никогда не отличался особым умом, попросту проигнорировав «жажду крови» жены. – Я как раз о тебе дума… - его речь прервала скалка, приземлившаяся точнехонько посередине лба мужчины.
- Карин, завтрак уже готов, одевайся скорее, - тепло улыбнувшись дочери, женщина покинула комнату, таща за собой бессознательную тушку мужа. Вслед за ней исчезла Юзу, аккуратно прикрыв за собой дверь.
- Сумасшедшая семейка, - пробормотала Карин, зябко переминаясь с ноги на ногу. – И почему здесь так холодно?
Сборы не заняли много времени. В отличие от своих сверстниц девушка почти не пользовалась косметикой и не вертелась перед зеркалом, удовлетворяясь тем, чем одарила ее природа. Детство, проведенное среди мальчишек в спортивных секциях, давало о себе знать. Школьная форма оказалась слегка помята, но по разумению Карин и так сойдет. Чуть дольше заняло приведение в порядок шухера на голове. Мельком взглянув в зеркало, Куросаки пришла к выводу, что симпатичная темноволосая девушка, задорно подмигнувшая ей из отражения, вполне способна сражать мужчин наповал. Если ей, конечно, подобное когда-нибудь понадобиться.
Взглянув на настенные часы, Карин пришла в ужас. Шесть-тридцать! Через полчаса она должна быть в доджо! Тсучия-семпай ее убьет! Хмурая старшеклассница, занимавшая должность главы клуба кендо, весьма щепетильно относилась к тренировкам, строго карая опоздавших. Нарезать круги вокруг стадиона, после чего целый день ходить как зомби? О нет, Карин не желает себе такого счастья! О завтраке пришлось забыть. Подхватив боккен и спортивную сумку, заменяющую еще и портфель, девушка выскочила из комнаты, буквально слетев вниз по лестнице.
- Карин! - оклик матери настиг девушку у входной двери. – Сегодня ночью в центре города произошел взрыв. Будь осторожна.
- Хорошо, - откликнулась Карин, выскакивая на улицу. Сейчас ее больше волновала перспектива встретиться с гневом Тсучии, чем гипотетический взрыв. Такое время от времени случается в любом городе, поэтому не стоит шарахаться от каждой тени. – Я ушла! – ответа, если таковой последовал, девушка уже не услышала.
***
На тренировку она опоздала. Капитально. Никакая физическая подготовка не заменит уехавший автобус. Гнаться, высунув язык, за непокорным общественным транспортом до следующей остановки? Увольте. Лучше пройтись пешочком. Так Карин и подступила, с по правкой на то, что ее "прогулка" больше походила на забег с препятствиями. Советовали же идти в легкую атлетику, так нет, ей боевые искусства подавай! Прохожие обращали на спешащую школьницу внимание, лишь когда она случайно задевала кого-то из них. Тогда в след летела нецензурная брань, а брошенное мимоходом «Простите, пожалуйста», пропадало втуне. Однако все усилия оказались тщетны. Тсучия-семпай очень «вовремя» приболела, при этом никого не оповестив. А ведь только у нее были ключи от доджо! Слава богу, в учительской оказалась запасная пара. Пятерым школьникам не хотелось бить баклуши в ожидании первого урока. Попав, наконец, в зал, Карин отправилась в раздевалку.
Тренировка прошла в привычном ключе. Разминка, растяжка, силовые упражнения. Лишь после этого избравший Путь Меча допускался, собственно, к самому мечу. Вернее его деревянному аналогу. К слову, клуб переживал не лучшие времена. Школьный совет значительно урезал финансирование, мотивируем это тем, что из десяти действующих членов, тренируется, дай бог, половина. Они уже давно не участвовали в районных соревнованиях, потому как не могли набрать нужное число желающих. Увы, популярность кендо постепенно падает. Когда же Тсучия Сузуко закончит школу, то клуб, скорее всего, развалится. Где бы отыскать сильного духом лидера, который не боится вступать в конфронтацию со школьным советом?
Ничто не вечно. Тренировка закончена. Юные мечники, распрощавшись друг с другом, начали разбредаться по классам. Впереди учеба, чему Карин совсем не рада. Ее место в крайнем левом ряду у окна. Вторая парта по счету от учительского стола. Полированное дерево носило следы деятельности предыдущих поколений учеников. Различные мелкие надписи. «Фигурная резьба». Толстый слой жвачек, покрывающий внутреннюю сторону крышки. Девушка весьма негативно относилась к своему «рабочему месту». Слишком близко к учителю, чтобы заниматься своими делами. Увидят, накажут. Кому нужны проблемы? А на улице осень. Последние теплые деньки. Тоскливо. Даже сезон дождей не навивает столько неприятных мыслей, ведь за ним идет лето, а там и каникулы. Сегодня же никакого желания учиться Карин у себя не наблюдала. Гранит науки легче утопить в речке, чем сгрызть. Девушка не относилась к категории двоечников-бездельников, но и особой любовью к знаниям не отличалась. Ее стезя – труд физический. Не умственный. Но кого волнуют проблемы папуасов?
- Карин! - девушка чуть не свалилась со стула от неожиданности. Оказалось, что урок давно закончился, и голубоглазая блондинка, закусившая губу в безуспешной попытке сдержать смех, не плод ее воображения.
- Рей, - недовольно буркнула Куросаки, поворачиваясь к подруге. - Я так с тобой поседею!
- И станешь идеальной парой моему братцу, - рассмеялась девушка. - Оба седые и ворчливые!
- Кстати, где он? - решительно сменила тему брюнетка. Дай Рей волю, она все косточки тебе перемоет! Свою личную жизнь, вернее ее отсутствие, Карин обсуждать категорически не желала.
- Рю-чан изображает из себя страдальца Галактического масштаба! - пожаловалась блондинка, накручивая на палец платиновую прядь. Ее до глубины души возмущал тот факт, что у брата есть повод погулять школу, а у нее нет. За какие-то пять минут Рей умудрилась выдать столько информации, что у Куросаки начала болеть голова. Она бы продолжила жаловаться дальше, но прозвеневший звонок ознаменовал освобождение Карин от не в меру энергичной подруги. Слава Всевышнему!
Облегченно вздохнув, девушка смогла вернуться к пассивному созерцанию пейзажа за окном. Начавшийся урок классической литературы нисколько не смущал старшеклассницу. Бегающие, прыгающие и галдящие на стадионе ученики – куда более интересное зрелище, нежели попытка проникнуться мудростью давным-давно почивших писателей. Мысли зевнули, махнули хвостами и поскакали в ином направлении.
Фудживара Рей и Рюске. Два человека занимающих не последнее местом в жизни юной Куросаки. Брат и сестра совершенно не похожие друг на друга. Рей было шестнадцать, и она на год старше Карин. Высокая, ладная фигурка, миловидное личико, обрамленное светлыми прядями длинных волос, да задорные голубые глаза снискали ей популярностью среди мужского населения и завистливые взгляды женского. Легкая, воздушная, ее веселый нрав навивал ассоциации со сказочными сильфами - духами воздуха. Страстью Рей был театр. Она с потрясающим искусством могла менять маски-роли, превращаясь из величественной королевы в убитую горем вдову или невинную деву, овеянную романтическими грезами. Сколько Карин ее знала, девушка бегала по театральным кружкам, участвовала в постановках и конкурсах. Ее много раз приглашали на телевидение, однако Рей упорно игнорировала подобные предложения. Почему? Кто знает. Фудживара не спешила делиться своими мыслями даже с лучшей подругой, предпочитая отшучиваться и переводить тему, а Карин не настаивала.
Рюске полная противоположность сестры. Стоит начать с того, что в свои совсем недавно стукнувшие четырнадцать он уже был в первом классе старшей школы, тогда как его сверстники только заканчивали среднюю. Умный, язвительный, мрачный - таким его знали, таким он старался выглядеть. Альбинос, калека от рождения, в чьей жизни больницы и обследования занимали не последнее место, Рюске обладал невероятной силой воли, позволявшей ему с легкостью переносить удары судьбы. Их с Карин странная дружба носила характер взаимных подколок, разнокалиберных шуток и ядовитых замечаний. Не война. Не мир. Но ни она, ни он, никогда не жаловались. Их все устраивало.
С этой странной парочкой Карин познакомилась пять лет назад. Она как сейчас помнила тот пасмурный день, когда ее семья посещала кладбище, чтобы почтить память погибшего брата. Пока родители занимались чисткой могилы, девочка умудрилась потеряться. Стройные ряды могильных камней стали Лабиринтом. То тут, то там мелькали неясные тени усопших. Девочка старалась не показывать страха, но… Какой бы сильной она ни была, ребенок остается ребенком. Безуспешные попытки отыскать своих кончились, когда малышка случайно сбила с ног мальчика, энергично куда-то ковылявшего. Ей навсегда запомнился ярость в алых глазах. Потом были извинения, прибежавшая на шум сестра паренька. Оказывается, они пришли с отцом на могилу матери, погибшей при родах Рюске. Завязался разговор. Дети легко забывают плохое. Разговорились. Карин рассказала им свою историю. К тому же оказалось, что Рей учится в одной школе с Куросаки. Так и познакомились.
***
Карин проснулась сама. Зевнула. Потянулась. Глянула на часы. Рановато. Алые цифры будильника нахально показывали 7:15. Ну и ладно. Пусть на тренировку сегодня не надо, но пора вставать. Совсем разленилась. Одно хорошо - Ишшин поумерил пыл после устроенного Масаки разноса. Впрочем, никто не сомневался, что пройдет время, и неугомонный отец семейства продолжит выражать любовь к своим дочерям весьма странными способами. Посоветовать, что ли, матери давать ему успокоительное?
«… прогремел взрыв. К сожалению, наш канал не имеет более точной информации», - на экране показали, как люди в форме блокируют проезжую часть. Многочисленные зеваки столпились у желтых лент ограждения, с интересом глядя куда-то вдаль. Камера сместилась, открывая вид на искореженный фасад здания. «Правоохранительные органы оцепили место происшествия. Полиция и власти воздерживаются от комментариев. Напомним, что это уже не первый случай, произошедший в Каракуре. Накануне на заброшенной строительной площадке…» - внезапно экран телевизора погас. Лампочки на люстрах мигнули и также выключились.
- Ну что за день, - буркнула Карин, дожевывая тост. Хорошо хоть успела позавтракать. Люди зависят от электричества. Карин тоже относила себя к Хомо Сапиенс. У них в доме даже плита и то электрическая! Хлебать воду из-под крана, заедая хлебцами – это разве завтрак? Крик души не был услышан. Пустая кухня по определению не может ответить. Отец отсыпался перед ночной сменой. Мать убежала в магазин. Юзу ушла еще раньше, аргументируя это тем, что она член дисциплинарного комитета и у них будет некое собрание.
«Психи, как и Тсучия-семпай. Собираться в такую рань!» – девушка зевнула, прикрыв рот ладошкой. «И все же…» - бросив задумчивый взгляд на погасший экран телевизора, подумала Карин. «А ведь это недалеко…»
На автобус она опять опоздала. Не иначе школьница прогневала Богов, наславших на нее проклятье неудачи. Или Ками-сама намекает ей, что стоит пройтись пешочком, да поддерживать себя в форме? Намек принят к сведению. Погода определенно не шепчет. Небо застилали тучи. Солнышко решило не показываться на глаза добропорядочным гражданам, сочтя их недостойными лицезреть Ее Величество Звезду. Мысль об оставленном дома зонтике лишь ухудшило и без того паршивое настроение. Хмурые люди спешили, толкались, ругались, не обращая внимания на девушку, бредущую по своим делам. А на душе неспокойно. Карин никак не могла понять, отчего сердце бешено колотится в груди. Поначалу девушка решила, что за ней кто-то следит. Оглянулась. Осмотрелась. Никого нет. Показалось? Интуиция кричала об опасности, а ее нет. Паранойя?
- Нет, не паранойя, - тихо прошептала Куросаки, отступив на шаг, когда за углом соседней многоэтажки громыхнуло. Кто-то кричал. Люди бросились врассыпную. Один из них грубо оттолкнул Карин, отчего она плюхнулась пятой точкой на жесткий асфальт. Захотелось высказать все, что она думает об этом человеке, но слова не успели сорваться с губ. А потом показалось ЭТО.
Огромная темная фигура некого существа неспешно вышла на свет, перебирая паучьими лапками. Мир смазался, словно действие перешло в иную реальность. Краски потеряли интенсивность. ОНО напоминало гусеницу, вставшую на дыбы, которую оснастили «сабельками» богомола. Морду твари скрывала белая костяная маска, какого-то неизвестного животного, более всего походившего на бегемота. Массивная челюсть с крупными зубами распахнулась. ОНО издало свистящий звук, втягивая ноздрями воздух. Обладало ли существо носом как таковым? Сложно сказать. Под костяными пластинами и не разглядишь, но обоняние имело место быть. Голодные золотые огоньки глаз в прорезях маски остановились на Карин.
«Бежать!» – кричали инстинкты, но девушка не могла пошевелиться. Первобытный ужас парализовал ее. Тварь сделала шаг. Только сейчас Карин заметила, что у существа не хватает задней лапы. Из обрубка капала густая черная кровь. Девушка сделала попытку отползти, но не смогла. Сила твари буквально придавила ее к асфальту.
- Бакудо №4, Хайнава! – чужой голос вывел Карин из оцепенения. Давление ослабло, и девушка вновь смогла обрести контроль над своим телом. Это нереально! Так не бывает! Но оно было. Золотистый луч возник откуда-то сверху, оплетая создание, лишая его возможности двигаться. Попытавшись сделать шаг, оно неуклюже завалилось на бок. Что-то темное накинулось на поверженную тварь. В прорезь маски вошло лезвие клинка. Туша дернулась и замерла, начиная медленно испаряться, словно какой-то вампир под немилосердными лучами солнца.
Теперь Карин могла рассмотреть того, кто спас ее от смерти (тварь появилась здесь явно не для раздачи бесплатного мороженного.). Не слишком подробно. Все-таки их разделяло метров двадцать-тридцать. Так вот, спасителем оказался черноволосый парнишка. Чрезвычайно худой, невысокий. Черное косоде и хакама. За поясом ножны, в которые парень невозмутимо вогнал меч, словно уничтожение подобных тварей является рутиной, не стоящей внимания. Кендоисты-экстремалы на выезде? Карин издала нервный смешок. Более бредовой ситуации нельзя было представить. Это манга? Нет, это жизнь! Безумие уже примеривалось к трону Здравого Смысла, дабы потеснить его на поприще контроля разумом.
- Эй, парень… - крикнула девушка, надеясь привлечь внимание странного мальчишки. Но тот проигнорировал ее оклик, одарив равнодушным взглядом пронзительно-синих глаз, и исчез. Просто исчез. Ничего не сказал. Был парень, и нет парня.
- Или я сошла с ума, или… Хотя какое «или»? Точно сошла! – тонкая душевная организация Карин не выдержала подобной встряски, и, с трудом поднявшись на негнущихся ногах, она отправилась домой. Ей нужен отдых. И сон. Точно, сон.
***
Мы верим лишь в то, что видим. Но когда глаза обманывают разум, подменяя миражами реальность, выдавая иллюзии за действительность, кому нам верить тогда? Весь оставшийся день Карин бродила по дому словно зомби. Из рук все валилось. Дела не спорились. Вернувшейся из магазина матери она сказала, что плохо себя чувствует. Та поверила. Дочь и в самом деле неважно выглядела. Рассказать о происшествии? Еще чего. Мама будет беспокоиться, чего девушка категорически не желала. Жуткие чудовища и сражающиеся с ними мальчишки! Жизнь – не аниме… в это хотелось верить. Однако Титаник разума столкнулся с айсбергом неоспоримого факта – Карин ЭТО видела.
«Нет! Так не пойдет!» - в пустой кухне мягко горел свет. Карин в одиночестве сидела за столом, задумчиво теребя кружку с уже остывшим чаем.
С самого раннего детства девушка видела призраков, в чем никогда бы не призналась посторонним. Это… странно! Ее бы стали избегать, бояться. Кто поверит маленькой девочке? Сначала появлялись тени. Звуки. Шорохи. Ребенком она боялась спать одна. Чтобы побороть свой страх Карин стала заниматься спортом. Уверенность в себе можно обрести разными способами, в том числе и путем физического самосовершенствования. С возрастом способность только усиливалась. Тени начали обретать объем, форму. Полупрозрачные силуэты говорили с ней. Дети. Взрослые. Старики. Они не были такими, какими частенько описывают духов в ужастиках. Не нападали. Не старались навредить. Призраки не способны коснуться живых. Но… Карин могла дотронуться до призрака. Они просто были, и Куросаки предпочла просто считать, что их нет. Однако то, что она видела сегодня… это не приведение. Демон?
- Карин, открой дверь! – донеся со второго этажа окрик Масаки.
- А…? Да, сейчас! – встрепенулась девушка. Задумалась. Не услышала звонка. Бывает. А теперь быстрее: кто бы там не пришел, он уже теряет терпение.
- Добрый вечер, Карин-чан, - сказал пришелец, укоризненно сверкнув стеклами очков. Темноволосый юноша не видел уважительных причин для столь долгого пребывания на улице.
- Добрый, Исида-сан, - вежливо поздоровалась с гостем Карин. – Вы за отцом?
- Верно, - последовал лаконичный ответ. – Что-то случилось? – внимательный взгляд синих глаз из-под очков.
- Нет-нет, все в порядке, - замахала руками Карин. Неужели она и правда так плохо выглядит? - Сейчас позову отца, проходите, - кивнула девушка, пропуская Урю в дом. Ей не хотелось посвящать, кого бы то ни было, в свои проблемы. Она сильная. Сама справится.
Исида Урю. Студент первого курса медицинского университета. Стажер. Проходит практику в «Клинике Куросаки». Молчаливый молодой человек всегда вызывал у Карин симпатию. Не девушки к парню, как некоторые могли подумать. Нет. Просто как островок спокойствия и здравомыслия в океане хаоса, который представляло собой семейство Куросаки. Исида впервые переступил порог этого дома полгода назад. Уверенный в себе. Невозмутимый. Вежливый. Предупредительный. Исида не замечал мелкие промахи, помогал, если то было в его силах. Насколько Карин знала, отец Урю был школьным другом Ишшина и работал в Центральной Больнице Каракуры. Он же направил своего сына проходить стажировку к старому другу. Подробностей Карин не знала.
Спустя непродолжительное время, Урю едва ли не за шкирку протащил отца семейства Куросаки к выходу. Тот сопротивлялся и кричал, что не хочет расставаться со «своей Масаки». Такие сцены можно было наблюдать постоянно. Однако Исида с упорством асфальтоукладчика не замечал попыток Ишшина освободиться. В его понимании отлынивать от работы – грех. Нарушители установленного порядка должны быть наказаны! Больные не станут ждать, пока врач намилуется со своей женой. Наконец, вежливо попрощавшись, юноша покинул дом Куросаки, забирая сдувшегося мужчину с собой.
«И слава богу.»
Ужин прошел в тишине. Каждый ушел с головой в собственные проблемы, и, тихо распрощавшись, семья разошлась спать. Но Морфей так и не решил почтить девушку своим присутствием. Карин проворочалась около часа, но так и не смогла окунуться в беззаботный мир грез. Было ли дело в смутном беспокойстве, которое преследовало ее с момента утреннего происшествия, или в чем-то ином – сложно сказать. Перевернувшись на спину и заложив руки за голову, Куросаки с тоской уставилась в безучастный к ее страданиям потолок. Тени. Обычные тени. Не призраки. Черная бабочка, махая крылышками, с независимым видом пролетела перед глазами Карин…
«Стоп. Бабочка?!»
Порывом нездешнего ветра в комнате появилась еще одна тень. Живая. Подвижная. Непривычное серое отражение какой-либо вещи. Нет. В комнату мягко ступил человек. Тучи связали лунный свет, не давая в подробностях разглядеть гостя. Черты лица пришельца сокрыл мрак.
- Эй! – воскликнула ошалевшая от такой наглости девушка, подтягивая к подбородку одеяло. Невообразимая наглость вторженца поразила ее до глубины души.
- Он близко, - тихо сказал пришелец, кладя руку на рукоять… катаны?!
- Близко твоя голова, идиот! – к несчастью для гостя, Карин нащупала лежащий возле ее постели боккен, с которым и познакомила голову наглеца. А нечего врываться посреди ночи в комнаты к юным девицам! Вдруг они не одеты? Тем более, если они не одеты! В комнате вспыхнул свет, когда «невинная девица» добралась до выключателя.
- Т-т-ты меня видишь! – кажется, парень был обескуражен не меньше самой Карин, что не обратил внимания на «горячий прием» и внушительную шишку, оставленную бамбуковым мечом. – Более того – смогла ударить! – слегка пошатываясь, он поднялся, потирая ушибленное место. – Итэ-тэ-тэ. Больно же!
- Какой наглый воришка, - пышущая гневом Карин, завернутая в одеяло и с тренировочным мечом наперевес, уже была готова свернуть поганцу шею, когда, неожиданно для себя, опознала в парнишке того самого «спасителя», уберегшего ее от монстра. Вот так встреча. – Постой, ты тот самый парень, что был утром! – кончик боккена уткнулся в грудь гостя.
- Парень?! – оскорбленно воскликнув, «гость» оттолкнул тыльной стороной ладони деревяшку. – Я девушка!
- Девушка? – иронично протянула Карин, окинув пришельца… пришелицу взглядом. Теперь она могла рассмотреть свою «спасительницу» получше. На голову ниже Куросаки. Темноволосая. Непослушная прядь выбивается из прически, спадая на лицо. Тонкие черты. Аристократическая бледность. Груди не видать под таканью косоде. Ничего особенного. Но вот глаза… такая красота компенсирует любые недостатки внешности. Наверняка парни от нее без ума.
- Так что тебе надо в моей комнате, де-вуш-ка? – старательно выделяя последнее слово, поинтересовалась Карин.
- Я шинигами, - ответила та, словно это все объясняло. КАК БУДТО это все объясняло. Руки чесались еще раз приголубить наглую девчонку боккеном, но Карин сдержалась. В конце концов, она ее спасла.
- Шинигами не бывает, - уверенно заявила Куросаки, делая пару шагов и усаживаясь на кровать. Бамбуковый меч удобно устроился на коленях. Одеяло сползло, открывая взору ночнушку цвета мокрого асфальта. – Допустим, только допустим, я верю, что ты не человек, но иди играй в шинигами куда-нибудь еще, - на самом деле Карин не сомневалась в правдивости слов ночной гостьи. Но вот так просто признаться в этом? Ну, уж нет.
- Видно мне придется объяснить, - трагически вздохнула собеседница. Из-за отворота косоде появилась небольшая тетрадка и цветные мелки. Не успела Карин вставить шпильку на счет «детского сада», как шинигами, усевшись за низенький столик, стала сосредоточенно что-то рисовать. Минут пять она сосредоточенно сопела и скрипела мелками. – Готово! – заявила гостья, с гордостью показывая свое творение. Теперь никто в мире не сможет разубедить Карин, что слово «художница» произошло от «худо». Пожалуй, сравнение с детсадовцами преждевременно. Не стоит оскорблять детишек сравнениями с ЭТИМ.
– В мире существует два типа душ. Плюсы, - шинигами указала на изображение то ли кролика, то ли медведя на зеленом фоне, а окружении многочисленных ромашек. – Обычные души. Задача шинигами – отправлять их в Общество Душ. Рай, по-вашему. Вторые, - зловещая рожица кролика-медведя на черном фоне с многочисленными звездочками. – Минусы. Они охотятся на другие души, и шинигами должны их уничтожать. Ты ведь была там утром? – на многозначительное «там», Карин лишь кивнула. – Это Пустые. Так мы их называем. Вопросы?
- Какого черта этот Пустой оказался посреди города? Я не видела рядом ни одного призрака! – Куросаки благоразумно не стала спрашивать, отчего гостья так отвратительно рисует. Кто знает, что можно этим шинигами, а что нельзя. Вдруг они убивают свидетелей их деятельности? По крайней мере, тех, кто их раздражает?
- Не знаю, - тетрадка и мелки магическим образом испарились. Оставалось загадкой: зачем шинигами таскает их с собой. Хотя… есть предположение, что Пустые - ценители изобразительного искусства, и отвратные картинки заставляют их сердца останавливаться от культурного шока.
- Не знаешь?
- Не знаю, - утвердительно кивнула шинигами, сложив руки на груди. Этакая примерная школьница, которой попалась задачка для профессоров квантовой физики. – Иногда Пустых тянет на места их смерти, - предположила шинигами, пожав плечами. – Они тоже раньше были людьми.
- Тогда зачем ты здесь? – Карин устала. Многовато событий для одного дня. Сначала ее пытаются убить. Потом спасают. И вот теперь она узнает о том, что Ангелы Смерти реальны! Где же санитары? Или скрытая камера? Ау!
- Почувствовала странную рейрёку и пришла проверить… - отозвалась девушка. – Видимо она принадлежит тебе. Не зря же ты обладаешь способностью видеть и касаться призраков. Я…
Шинигами не успела закончить предложение. Воздух содрогнулся от потустороннего воя. И снова. И снова. Стало трудно дышать. Кровь стыла в жилах. Чужая сила пригибала к полу, давила, ломала. Ей невозможно было сопротивляться. Хотелось упасть и сдаться. Карин отпустила одеяло, опершись одной рукой о край кровати. Пальцы второй смяли ткань ночнушки. Карин задыхалась.
- Как он мог подобраться незамеченным?! – в отчаянии воскликнула шинигами, выскакивая за дверь. Шатаясь, Карин поднялась с кровати, и чуть было не упала. Ее мутило. Ватные ноги едва слушались. Тяжело опираясь на стену, девушка вышла из комнаты. Давление чужой силы возросло. Медленно, очень медленно, Карин спускалась по лестнице, когда здание содрогнулось от удара, и послышался крик. Знакомый крик. Человеческий.
- Юзу! – прохрипела девушка. Страх за сестру придал ей сил. Последние ступеньки Карин буквально пролетела лишь для того, чтобы сквозь пролом в стене увидеть, как огромная фигура Пустого сжимает в своей лапе Юзу. Сердце застыло от ужаса. Нет. Только не это!
- Не трогай ее! – крикнула Куросаки. Подхватив первое, что попалось под руку, а то был раскладной металлический стул, девушка выбежала на улицу и запустила свои оружием в морду твари. Попала, как ни странно. В любой другой ситуации, вряд ли она смогла бы кинуть стул так далеко. Холлоу, не ожидая встретить отпор, выпустил жертву из лап. Юзу упала бы на асфальт, но тут в игру вступила шинигами, подхватив младшую Куросаки у самой земли. – Унеси ее отсюда! – просьба прозвучала как приказ. – Тебе ведь нужна я? – крикнула Карин, обращаясь к монстру. Она уже поняла, что если шинигами нашла ее по следу духовной силы, то и твари ничего не стоило повторить этот трюк. Это все ее вина!
Она не хотела, чтобы кто-то еще из ее близких пострадал. Нет. Она не позволит. Карин еще помнила слезы матери, когда погиб их старший брат Ичиго. Тогда девочка поклялась, во что бы то ни стало больше никогда не позволять ей плакать. Главное увести эту тварь подальше от дома. А там, на узких улочках, девушка сумеет ускользнуть от твари. Карин не собирается умирать, о нет. Вот только она недооценила Пустого. Для своих габаритов тот двигался слишком быстро. Стоило Карин появиться в его поле зрения, как он тотчас оказался рядом. Щелкнули челюсти. Девушка зажмурилась. Следующее что она услышала – полный боли вой Холлоу и отвратительный хруст. Не стоило открывать глаза... Карин как раз застала тот момент, когда шинигами с раздробленным укусом плечом оседала на землю. Что-то горячее на лице. Коснувшись щеки, девушка поднесла руку к глазам. Кровь. Пустой же, сделав пару шагов назад, растворился, но было заметно, что он тоже пострадал. Сквозь широкую трещину в белой маске с правой стороны лица над верхней губой капала черная, вязкая кровь.
- Эй, шинигами, ты в порядке? – конечно, та не была в порядке, но ничего более умного Карин на тот момент придумать не смогла.
- Идиотка! – прошипела темноволосая, сидя на асфальте и подпирая спиной фонарный столб. Ее била крупная дрожь. – Неужели ты действительно думаешь, что эта тварь остановилась бы, отдай ты свою жизнь? – вообще-то Куросаки не собиралась погибать, но сейчас не самый подходящий момент для того чтобы об этом сообщать. – Он скоро вернется, - шинигами сплюнула. Слюна пополам с кровью. – Есть только один способ его победить, - было видно, что ей все труднее произносить слова. – Я передам тебе часть своей силы шинигами, - девушка с трудом подняла дрожащей рукой клинок, кончик которого уперся Карин в солнечное сплетение. – Ты же хочешь спасти свою семью?
- Естественно, шинигами, - тихо сказала девушка.
- Не шинигами, - болезненная улыбка на губах. – Кучики Рукия.
- Куросаки Карин, - в ответ улыбнулась девушка. Ее ладони легли поверх руки Кучики. Было страшно. Но почему-то Карин безоговорочно верила этой маленькой шинигами уже второй раз спасшей ее от верной смерти. Толчок. Клинок легко, словно раскаленный нож в масло, вошел в тело. Холодно. И горячо. Расплавленный свинец в жилах. Синяя вспышка. Воздушная волна отбросила Пустого, что вновь появился в нескольких метрах от своих жертв. Тяжесть клинка в руках. У Куросаки не было зеркала, да и времени, чтобы любоваться собой. Она и так знала, что на ней такая же форма, какая была на Рукии, ныне оставшейся в одном белом кимоно, где на правом плече ткань наливалась багрянцем.
А Пустой не спал. Рыбомордый сделал шаг из тени, соткавшись из мрака и занеся толстую, как бревно руку для удара. Тварь желала раздавить букашек, посмевших причинить ей боль. Всполох клинка в свете ночных фонарей. Пустой отшатнулся, потеряв несколько пальцев. Карин сама не ожидала, что будет так просто. Движения твари казались медленными. И почему она раньше думала, что эта неповоротливая туша способна быстро передвигаться? Улыбнувшись своим мыслям, девушка собралась одним ударом закончить это представление. Рукии нужна срочная медицинская помощь. Не время разыгрывать из себя благородного мушкетера. Нечто темное мелькнуло на грани видимости. Карин едва успела отскочить, когда шипастый хвост нового противника вспахал асфальт на месте, где она только что стояла.
- Это их лидер, - тихо прошептала Рукия. Тот, что до сего момента прятался, выжидая. Как не вовремя. Куросаки могла бы с ними справиться, имей она хоть какой-то опыт сражений, но… Даже тот факт, что странное человеческое дитя забрала всю силу у шинигами, не поможет им спастись. Глупый конец. Бессмысленный. Карин уже и сама все поняла. Давление силы нового противника разительно отличалось от Рыбомордого. Этот похожий на стегозавра Пустой куда сильнее.
- Так-так-так, что тут у нас? – в наступившей тишине металлический голос был подобен колокольному звону. Взвыл Рыбомордый, пробитый насквозь чьей-то бледной рукой. Мертвая тварь истаяла, не оставив после себя ничего, кроме вмятин от лап на асфальте. Второй Холлоу тут же сделал шаг назад и растворился в тенях, словно его и не было. Девушки остались наедине с новым действующим лицом. Черный плащ полностью скрывал пришельца. Из-за плеча рукоять какого-то оружия. Карин бросила быстрый взгляд на Рукию. Та прикрыла глаза, слегка покачав головой.
«Значит не шинигами.»
- Какие интересные девочки, но мне с вами болтать не досуг, - проскрипел пришелец, чье лицо было скрыто глубоким капюшоном. Карин показалось, или в глубине этого мрака на мгновение вспыхнули две янтарные точки? - Счастливо оставаться, - чужак исчез. Просто исчез. Карин вспомнила, что совсем недавно уже видела подобное. С утра. Кучики исчезла точно так же.
- И что это было? – слабо спросила у ветра Куросаки. Тот не ответил, увлекшись игрой с сухим осенним листиком.

@темы: Фанфики, Блич, Творчество

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Sora

главная